Кризис и Уолл-Стрит

Рейтинг самых лучших платформ с бинарными опционами за 2020 год:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место, лидер рынка на протяжении 4х лет! Бесплатное обучение для новичков. Заберите свой бонус за регистрацию:

Лента: Политика

Как предотвратить следующий кризис на Уолл-Стрит?

Джозеф Стиглиц, профессор Колумбийского университета, получил в 2001 году Нобелевскую премию по экономике за работы в области экономической информации. В качестве члена комиссии по проблемам изменения климата, он разделил в 2008 году Нобелевскую премию мира. Стиглиц, поддерживающий кандидатуру Барака Обамы, был председателем Консультативного совета экономистов в ад-министрации президента Клинтона, а потом работал главным экономистом и вице-президентом Всемирного банка. В соавторстве с Линдой Билмес написал книгу «Война за три триллиона долларов: Истинная цена иракского конфликта».

Глубина и суровость нынешнего финансового кризиса, похоже, многих поразили. Я был одним из тех нескольких экономистов, которые предвидели его наступление и предостерегали о риске, связанном с ним.

Виноватых можно найти предостаточно, но цель аналитического разбора причины этих событий заключатся не в поисках, а в том, чтобы выяснить, как сделать так, чтобы кризис не повторился.

Недавно президент Буш, «ничтоже сумняшеся», заявил, что причина кризиса ясна и проста: было построено слишком много домов. Да, это так, но его мнение — сильно упрощенный взгляд на проблему. К тому же нет ответа на вопрос: «А почему это случилось?»

Можно сказать, что Федеральный резерв провалился дважды: и в своих надзорных обязанностях, и в своей монетарной политике. Осуществленное им вливание ликвидных средств (денег, которые можно занять под низкие проценты) и слабый контроль привели к созданию жилищного «пузыря». Когда он лопнул, излишне кредитованные займы, сделанные на основании переоцененных активов, обернулись дефолтом.

Это был один из тех новоявленных финансовых инструментов, которые приводят к кризисам, происходящим из-за излишнего кредитования или из-за излишнего заимствования, или из-за использования финансовых пирамид.

Такая «новация» просто служила прикрытием для систематического кредитования, делая связанный с ним риск менее очевидным. Именно из-за этого нынешний финансовый коллапс оказался гораздо более драматичным, чем предыдущие кризисы.

Но тут возникает следующий вопрос: так где же провалился Федеральный резерв?

Во-первых, такие главные фигуры финансового надзора, как Алан Гринспен, в этот самый контроль не верили. Когда обнаруживались экс-цессы в финансовой системе, все, что они делали, это призывали к «саморегулированию». Но это не больше, чем стилистическая фигура – оксюморон, так как «само» и «регулирование» — взаимно исключающие понятия.

Какого брокера бинарных опционов выбрать?
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место, лидер рынка на протяжении 4х лет! Бесплатное обучение для новичков. Заберите свой бонус за регистрацию:

Во-вторых, макроэкономика находилась в плохой форме после коллапса технологического «пузыря». Проведенное в 2001 году сокращение бремени налогов было выполнено не ради стимулирования экономики, а ради вознаграждения богачей – той группы населения, которая процветала на протяжении последней четверти века.

И завершающим смертельным ударом обернулась война в Ираке, которая и поспособствовала резкому повышению цен на нефть. Деньги, которые раньше использовались на приобретение американских товаров, стали уходить заграницу. И Федеральный резерв решил предпринять серьезные меры для стимулирования экономики. Он сделал это, заменив технологический «пузырь» жилищным «пузырем». Семейные сбережения опустились до точки «замерзания» – до самого низкого со времен Великой депрессии уровня. Экономику удалось поддержать, но методы, которыми можно было это достичь, на поверку оказались недальновидными. Америка жила на «одолженные» деньги и на «одолженное» время.

И, наконец, главными виновниками следует считать сами финансовые институты. Именно у них – и в еще большей степени у их руководителей – имелись стимулы, не очень хорошо сочетающиеся с нуждами нашей экономики и нашего общества. Они щедро вознаграждались – предположительно за снижение опасности финансовых рисков и удачное вложение капиталов, что должно было усилить эффективность экономики и оправдывать их огромные зарплаты. Но на деле они неправильно распределили капиталы, они не уменьшали риск – они его создавали.

Они делали то, что требовала от них созданная для них же система стимулов, — сосредоточивали внимание на кратковременных прибылях и поощряли рискованные вложения.

Это не первый кризис нашей финансовой системы, и не в первый раз мы видим, как те, кто громогласно провозглашал свою веру в свободный и нерегулируемый рынок, гурьбой бегут к государству с просьбой выкупить их. Здесь явно просматривается тенденция, свидетельствующая о наличии серьезных системных проблем, мы можем предложить несколько вариантов для их решения. Вот некоторые из них.

1. Сначала мы должны изменить систему стимулирования руководителей финансовых учреждений, уменьшив вероятность возникновения конфликта интересов и улучшив донесение до акционеров информации о «разжижении» ценности акций в результате использования опционов в качестве поощрения. Мы должны сократить стимулы, заставляющие руководителей идти на неоправданный риск, и делать упор на кратковременные прибыли, — система, которая долгое время была превалирующей. Например, ввести выплату им бонусов не на основании величины годового возврата на вложенный капитал, а, скажем, на основании возврата за пятилетний срок.

2. Во-вторых, мы должны создать комиссию по безопасности финансовых продуктов, которая должна дать гарантию того, что продукты, продаваемые и приобретаемые банками, пенсионными фондами и так далее, не вредны для употребления. Взрослым и ответственным людям должна быть предоставлена свобода делать все, что они хотят. Но это не означает, будто они могут играть с деньгами других людей. Некоторые опасаются: такая политика приведет к «зажиму» новаторства. Однако это может быть не так уж плохо, если учесть, с какого рода новациями мы сегодня сталкиваемся, — с попытками ниспровергнуть финансовую подотчетность и действующие правила. Нам нужны другие новации, направленные на нужды простых американцев, чтобы они могли сохранить свои дома в изменившейся экономической ситуации.

3. Мы должны создать комиссию по экономической стабильности. Она возьмет на себя надзор за всей нашей финансовой системой, учи-тывая при этом взаимосвязанность различных ее частей, и сможет предотвратить систематическое излишнее кредитование, с каким мы сталкиваемся сегодня.

4. Мы должны ввести и другие регуляторные механизмы, направленные на повышение безопасности и улучшение жизнеспособности нашей финансовой системы, — такие, как «скоростные ухабы» для ограничения одалживания денег. Быстрое расширение объема выдаваемых займов всегда способствовало развитию значительной части кризисов, и нынешний случай не исключение.

5. Нам нужны законы, лучше защищающие потребителей, включая законы, запрещающие грабительские займы.

6. Нам нужны законы, лучше поощряющие конкуренцию. Финансовые учреждения могли грабить потребителей с помощью незаконного использования кредитных карточек, в частности, из-за слабой конкуренции. Но для нас важнее не оказаться больше в ситуации, когда го-ворят, что «эта фирма слишком большая, чтобы допустить ее падение». Если она такая большая, то ее нужно разделить на части.

Все эти реформы не дают полную гарантию того, что новых финансовых кризисов не будет. Изобретательность участников рынка весьма впечатляет. В конце концов, они придумают, как обойти любые предписания. Но все же эти реформы уменьшат вероятность наступления другого такого кризиса, и если он все-таки разразится, сделают его менее суровым, чем нынешний.

Хроника нефтедолларового коллапса

В понедельник 15 сентября финансовый холдинг Lehman Brothers подал документы для защиты от кредиторов в рамках 11 главы закона США о банкротстве. Оказалось, что долги холдинга составляют 613 млрд. долл.

16 сентября были опубликованы официальные данные по притоку зарубежных капиталов в США за июль 2008 г. В тот месяц иностранцы приобрели долгосрочные финансовые инструменты на сумму 6,09 млрд долл., чего совершенно недостаточно для покрытия торгового дефицита (62,2 млрд долл.), не говоря о бюджетном дефиците. С учётом краткосрочных финансовых инструментов картина получается ещё более мрачная – минус 74,79 млрд долл. Зарубежные инвесторы в страхе избавляются от американских акций, долговых обязательств государственных агентств и корпоративных облигаций. Продав долги агентств на сумму почти 50 млрд долл., иностранцы фактически выразили недоверие национализированным ипотечным компаниям Fannie и Freddie.

Как мы уже писали в предыдущей «Хронике нефтедолларового коллапса», на прошлой неделе Министерство финансов (Казначейство) США демонстративно отказалось спасать финансовый холдинг Lehman Brothers. Ответный удар не заставил себя долго ждать. Впервые за 14 лет в США случились убытки фондов денежного рынка. После списания долгов Lehman на сумму 785 млн долл. денежный фонд Reserve Primary Fund объявил о потерях более 60% своих активов, что привело к падению их чистой стоимости ниже критического уровня 1 долл. за акцию.

Не на шутку перепугавшись, Министерство финансов США 19 сентября объявило об учреждении специальной программы гарантий для паевых фондов денежного рынка, в рамках которой оно уполномочено в случае необходимости предоставить им средства Валютного стабилизационного фонда на сумму до 50 млрд долл. В официальном заявлении сказано, что поддержание уверенности в индустрии фондов денежного рынка является важнейшим условием для защиты целостности и стабильности мировой финансовой системы. При нынешнем плачевном состоянии американских финансов в этом нет ничего удивительного.

Общая задолженность хозяйственных субъектов и граждан США в три раза превосходит валовой национальный продукт страны, а средние личные сбережения не превышают 3% дохода граждан.

На прошлой неделе ФРС США расширила перечень видов дополнительного обеспечения, которое она готова принять под кредиты в своем дисконтном окне, и включила в него даже обыкновенные акции. Теперь дилеры могут одалживать у ФРС казначейские облигации в обмен на ценные бумаги с любым инвестиционным рейтингом, не только «AAA». Подобные меры, с одной стороны, способствуют смягчению кризиса. С другой, они подрывают доверие к самой ФРС, баланс которой продолжает «замусориваться», и заодно бросают тень на достоинство облигаций Казначейства США. Их теперь можно получить за почти ничего не стоящие бумаги, этакие финансовые фантики.

Для спасения от банкротства крупнейшей на планете страховой компании American International Group (AIG) государство выделило кредит на сумму 85 млрд долл. В глубине спешно принятого Конгрессом многостраничного закона была аккуратно заложена кассетная бомба: многопрофильным финансовым компаниям разрешили использовать частные брокерские счета клиентов для решения собственных проблем с ликвидностью. Теперь клиенты таких компаний оказываются подвержены дополнительному риску. Финансовая трясина хочет засосать сразу всех.

Федеральная резервная система США на прошлой неделе одобрила заявку двух инвестиционных гигантов (Goldman Sachs и Morgan Stanley) на перерегистрацию в качестве коммерческих банков. В связи с этим финансовый аналитик Макс Кайзер из Парижа в интервью на англоязычном международном телеканале Аль-Джазира заявил, что американские инвестиционные банки превратились в акул, открывших охоту на кредитные банки – с тем, чтобы завладеть счетами их вкладчиков (см. www.youtube.com/watch?v=WMUN9I0VMok).

Макс Кайзер предрекает дальнейший рост цен нефти и золота. «Развивающиеся страны выиграют от сжатия американской экономики. После того, как китайский фондовый рынок пройдёт фазу коррекции, люди снова начнут вкладывать деньги в Китай. А Индия окажется в благоприятной позиции потому, что ее население накопило свыше 13 тысяч тонн золота – больше, чем золотые запасы США или Германии. Индийцы аккумулировали наибольшую долю золотых резервов, находящихся за пределами досягаемости центральных банков. Когда кризис закончится, они станут самым богатым народом на земле», – утверждает Макс Кайзер. По его мнению, крупнейшая террористическая угроза сегодня – это американский доллар.

Комиссия по ценным бумагам и биржам США на прошлой неделе ввела запрет на короткие продажи акций финансовых компаний. В опубликованном ею списке фигурируют 799 имён. Представители других секторов экономики обиделись. «Почему финансовые компании, которые сами увлекаются короткими продажами, должны иметь такие преимущества?», – недоумевают они. Потому, что правительство США действует в интересах банковской системы. Напомним, что ФРС США – это конгломерат из двенадцати частных банков, среди собственников которых числятся JP Morgan и Goldman Sachs. Но дело даже не в этом. Поражает наивность регулирующих органов: в попытках защитить «свободный» рынок от краха американское государство его успешно душит.

В субботу, 20 сентября Казначейство США направило в Конгресс план по государственной антикризисной поддержке Уолл-стрит. Министр финансов Генри Полсон, добивающийся максимальной гибкости, попросил у законодателей права потратить до 700 млрд долл. на выкуп у банков «плохих» ипотечных бумаг. И хотя его план касается только американских банков, последствия будут ощутимы по всей планете. Дело в том, что у США лишних денег нет – они и так вынуждены пользоваться зарубежными финансовыми вливаниями. А потому «спасение» американских банков ляжет дополнительным грузом на весь мир. Легко подсчитать, что при населении планеты 6,5 млрд человек 700-миллиардный план обернётся затратами свыше 100 долл. на каждого жителя земли. Это называется глобальной дистрибуцией убытков.

Как сообщил американский финансовый аналитик Джим Вилли, Россия, Китай, арабские страны и Япония намереваются создать формальный комитет кредиторов США. Его цель – поддержка покупательной способности долговых финансовых инструментов США и управление ими. Как считает Джим Вилли, перед комитетом, если таковой будет создан, встанут три проблемы. Первая, техническая несостоятельность американских банков, неспособных самостоятельно справиться с убытками. Вторая, экспорт американскими банками мошеннических ценных бумаг. Третья, хроническая агрессивность и нарушение международных договоров со стороны Вооруженных сил США. «Появление подобного комитета – это прелюдия к возможному дефолту по американским казначейским облигациям», – пишет Джим Вилли.

Монетарные власти Китая и России предприняли меры против обвала национальных фондовых рынков. Правительство Поднебесной упразднило 0,1%-ный налог на покупку акций и объявило о намерении через национальный инвестиционный фонд приобретать акции трёх крупнейших национальных банков: Industrial & Commercial Bank of China, Bank of China и China Construction Bank. Впервые за шесть лет Народный банк Китая снизил ключевую процентную ставку в целях стимулирования экономического роста на фоне замедления инфляции. Российское правительство приняло похожие меры. В отличие от США, где наблюдается техническая несостоятельность банковской системы, в Китае и России просто дефицит ликвидности. А потому принятые меры должны помочь преодолеть кризис.

Феникс Уолл-стрит: как новые руководители UBS вытащили банк из кризиса

На Уолл-стрит любят повторять: «Лучше быть везучим, чем просто хорошим человеком». Если в мире есть везучий банкир, то это Серджио Эрмотти — изысканный, безупречно одетый гендиректор швейцарского UBS.

Не прошло и полугода с момента начала карьеры топ-менеджера в банке (на первых порах Эрмотти руководил европейским, ближневосточным и африканским подразделениями UBS), как в организации разразился скандал: в апреле 2020 года неконтролируемый биржевой маклер в лондонском офисе UBS потерял $2,3 млрд на сделках с деривативами. 67-летний Освальд Грубель вынужден был подать в отставку с поста гендиректора банка. Так Эрмотти неожиданно оказался претендентом номер один на пост руководителя глобальной кредитной организации, основанной в Цюрихе полтора века назад.

К ноябрю он уже был гендиректором, а к 2020 году стал самым высокооплачиваемым членом совета директоров UBS.

Эрмотти посчастливилось оказаться в нужное время в нужном месте. Но везение — лишь приложение к высокому профессионализму 53-летнего менеджера. А в своей профессиональной ипостаси он — один из лучших.

Будущий банкир родился в италоязычном кантоне Тичино на юге Швейцарии. Банковским делом Эрмотти заинтересовался еще в 15-летнем возрасте, когда пришел на стажировку в швейцарский Corner Banca. Там он научился продавать акции и заключать сделки, а через некоторое время получил диплом специалиста по банковскому делу на родине и поступил в Оксфорд — на курс подготовки топ-менеджеров. В 1987 году Эрмотти устроился в Merrill Lynch, где следующие 16 лет последовательно поднимался по карьерной лестнице в европейском и американском офисах, взобравшись на самую вершину корпоративной иерархии. Набравшись опыта, он пересел в кресло заместителя гендиректора крупнейшего итальянского банка UniCredit. Харизматичный и обаятельный менеджер с внешностью голливудской звезды надеялся вскоре выбиться в самую высшую лигу, но предложения возглавить UniCredit так и не дождался. Тогда он перешел в UBS, где с ходу получил в управление отделения в Европе, Африке и на Ближнем Востоке.

Финансовый сектор в 2020 году находился в плачевном состоянии. Место руководителя в крупном банке многие эксперты рассматривали как проклятие, а не как большую карьерную удачу. Кризис особенно сильно ударил по европейским кредитным учреждениям — большинство из них до сих пор разбираются со своими отчетами и долгами. Но Эрмотти повезло и в этом случае.

К моменту назначения гендиректором UBS его бывший начальник и учитель из Merrill Lynch Роберт Маккэнн также уже работал в швейцарском банке. В UBS он курировал модернизацию американских операций. 55-летний Маккэнн проработал в империи Merrill 20 лет, пройдя путь от простого трейдера до руководителя брокерского подразделения с 18 000 подчиненных.

Они прекрасно знали и понимали друг друга. В 1996 году именно Маккэнн выбрал 36-летнего Эрмотти для курирования всех деривативных сделок UBS в нью-йоркском офисе и на протяжении следующих шести лет оставался его непосредственным руководителем. «Он был хорошим учителем», — вспоминает Эрмотти.

В UBS Маккэнн пришел за два года до того, как выпестованный им менеджер возглавил банк. В разгар кризиса он затеял успешную реформу здешнего брокерского подразделения в США. В результате американские операции UBS по управлению активами состоятельных клиентов были отлажены настолько, что послужили критически важным источником роста в тот момент, когда команде Эрмотти пришлось беспощадно избавляться от рискованных инвестиционных активов.

За последние три года все операции UBS по управлению активами состоятельных лиц позволили организации привлечь от клиентов $137 млрд средств. Швейцарский гигант стал крупнейшим в мире игроком, предоставляющим услуги частного банковского обслуживания, с $1,7 трлн привлеченных средств состоятельных клиентов под управлением. В 2020 году UBS ожидает прибыль $3,8 млрд при выручке $31,6 млрд. Позиции банка как никогда прочны: в регуляторские требования Базеля-III к достаточности капитала UBS уверенно укладывается с показателем 11,9%.

Пока Маккэнн с ответственным за операции за пределами США менеджером Юргом Цельтнером рекрутировали в клиенты UBS все больше богатых резидентов, Эрмотти взялся расчищать Авгиевы конюшни — ему предстояло провести банк через период массовых сокращений как людей, так и активов. В 2020 году гендиректор UBS уволил 10 000 сотрудников подразделения инвестиционно-банковских услуг и вместе со своей антикризисной командой «отбраковал» рискованных активов на $300 млрд.

«Многие говорили, что массовые сокращения не способны сделать банк по-настоящему великим. Мы заставили критиков замолчать», — говорит Эрмотти.

В основе стратегии банка, по его словам, по-прежнему лежит управление активами состоятельных лиц, которое дополняется «более специализированным и требующим меньших капиталовложений инвестбанкингом».

Как трейдер Эрмотти проводит, быть может, самую тонкую в мире сделку в сфере финансовых услуг, сокращая риск от участия в капиталоемких и трудно регулируемых сферах, таких как трейдинг и инвестиционно-банковские услуги, и быстро двигаясь в направлении менее рискованной деятельности, обеспечивающей меньший по размерам, но более устойчивый приток прибыли.

В стратегии UBS работает простая арифметика: акции BlackRock, крупнейшего в мире фонда по управлению активами, продаются с коэффициентом соотношения цены акции к прибыли 20, у инвестиционного банка Goldman Sachs тот же показатель равен 11. Бумаги BlackRock за последнее десятилетие выросли почти на 500%, Goldman — на 79%. А вот у больших диверсифицированных банков, таких как UBS и Bank of America, акции упали примерно на 50%.

Десять лет назад UBS шел нос в нос с немецким Deutsсhe Bank и считался третьим из международных гигантов по балансовой стоимости активов ($850 млрд). Первое и второе место занимали американский Citigroup и японский Mizuho, чьи активы составляли по $1 трлн. Сегодня с показателем $1,2 трлн UBS не попадает даже в топ-20. Активы лидера — Industrial & Commercial Bank of China — составляют $3 трлн, Deutsche Bank с $2,4 трлн идет восьмым.

Однако активы в банковском секторе сегодня определяют далеко не все: основная борьба на рынке развернулась за контроль над $135 трлн частных капиталов — суммой, которая будет только увеличиваться с ростом благосостояния граждан Китая и других развивающихся экономик.

Безусловно, UBS (бывший Union Bank of Switzerland) уже давно закрепил за собой статус одного из основных игроков в сфере управления активами состоятельных клиентов. По сути дела, основной объем операций UBS с частными средствами все еще приходится на Европу, где руководство осуществляет 46-летний Цельтнер. Американское подразделение Маккэнна фактически было интегрировано в структуру UBS лишь после покупки бизнеса PaineWebber в 2000 году.

Одним из самых тонких ходов Эрмотти на посту гендиректора UBS стал отказ уходить из США, хотя Уолл-стрит постоянно спекулирует на том, что более перспективным для банка стал бы сценарий концентрации усилий на своем поле — европейском рынке. Но гендиректор предпочел не делать резких движений, а, напротив, оставил Маккэнну свободу маневра. «Если мы называем себя международной организацией с устоявшейся репутацией, занимающейся управлением активами состоятельных лиц, мы не можем не быть сильными игроками на американском рынке, крупнейшем рынке в мире», — говорит Эрмотти.

Когда Маккэнн в 2009 году пришел в UBS на пост исполнительного директора американского отделения по управлению активами состоятельных лиц, банк постоянно терял как консультантов, так и активы. За три предыдущих года количество брокеров упало с 8248 до 6796, из UBS «утекло» $32 млрд частного капитала. Потери вверенного выходцу из Merrill отделения достигали $900 млн в год.

Однако сильнее этих потерь на UBS отражались постоянные удары по репутации учреждения, которые отпугивали потенциальных клиентов и компетентных сотрудников. В 2008 году в открытую фазу перешел конфликт UBS с федеральными властями по поводу схемы уклонения от налогов. В рамках урегулирования претензий американского государства банк был вынужден заплатить $780 млн и, по сути дела, признать, что его финансовые консультанты занимались мошенничеством, помогая своим клиентам в США скрывать деньги за океаном.

С началом кризиса UBS, как и Merrill, погряз в токсичных высокорисковых долгах и в конце концов был вынужен выкупить собственные ценные бумаги, лопнувшие во время кризиса кредитования. Затем случился скандал с потерями маклера, «отправивший» в отставку Грубеля. Наконец, в 2020 году UBS был уличен регуляторами в участии в международном заговоре по манипулированию ставками на межбанке. Организация заплатила рекордный штраф $1,5 млрд за единичный случай мошенничества с использованием электронных средств коммуникации. В последнее время UBS снова столкнулся с валом исков: брокеры банка оказались в числе крупнейших продавцов бондов пуэрториканских муниципальных инвестфондов открытого типа, обладавших избыточной задолженностью.

Маккэнну, который большую часть профессиональной жизни провел в Merrill, слишком хорошо известно, насколько в банковском бизнесе важна репутация. Его звездная карьера в родной организации длиной в 26 лет завершилась в 2009 году, после заключения вынужденного союза с Bank of America. Для Маккэнна, который с 1982 года прошел путь от стажера до ведущего трейдера и заместителя председателя совета директоров, это было тяжелым ударом.

«Я был предан Merrill Lynch, но Merrill Lynch больше не существовало», — рассказывает он, сидя на диване оливкового цвета в своем угловом офисе на 14-м этаже здания UBS на Манхэттене.

Маккэнн взял отпуск на восемь месяцев. Он занимался переосмыслением личных ценностей, играл в гольф и вместе с женой и посещал кинокурсы в Нью-Йоркском университете. Звонок из Швейцарии от Грубеля с предложением наладить операции UBS в США стал настоящим спасением для банкира-трудоголика.

Первым шагом Маккэнна стало воссоздание его первоклассной команды из прежнего Merrill Lynch, включая важнейших руководителей подразделения по работе с частными клиентами Роберта Малхолланда и Брайана Халла, главу отдела маркетинга Паулу Полито, главного консультанта банка Розмари Беркри и бывшего руководителя международного отдела фондового кредитования Джона Брауна. Для того, чтобы найти сотрудников, которые будут заниматься выкупом бумаг, и избежать обвинений в создании «мини-Merrill», он повысил нескольких руководителей UBS и пригласил Тома Наратиля, который стал финансовым директором американского отделения банка.

Созданная команда тут же поняла, что моральный дух брокеров в ужасном состоянии, частично из-за постоянной критики в прессе, но также и из-за того, что консультанты чувствовали, как головной офис в Швейцарии, с одной стороны, игнорирует их, а с другой — заваливает некачественными продуктами.

Всего один пример: кредитная карта UBS, которую всучили брокерам и их клиентам в 2005 году. По словам Беркри, теперь возглавляющей UBS Bank USA, продукт настолько не соответствовал жесткой системе по борьбе с мошенничеством компании-оператора Visa, что та чаще, чем в 50% случаев, отклоняла платежи клиентов UBS. Один из брокеров даже честно посоветовал топ-менеджеру не пользоваться картой. «Это был плохой признак», — говорит Беркри. Недоверие к карте было настолько высоким, что даже запрос супруги Маккэнна однажды был отклонен системой.

Через месяц после трудоустройства в UBS Маккэнн решил собрать 270 лучших консультантов UBS на роскошный обед в Готэм Холл в Нью-Йорке. В застольной речи он поклялся, что проведет первые 100 дней в банке, выслушивая рассказы об их проблемах, как можно скорее решая эти проблемы и параллельно формулируя новую стратегию. И действительно, следующие три месяца бывшая звезда Merrill и его команда, которых в UBS тут же прозвали «командой обновления», тратили все свое время на беседы с брокерами и на устранение мелких недочетов, раздражавших сотрудников. Этот этап Маккэнн назвал «оперативными результатами».

«Оперативные результаты» привели примерно к 400 переменам в работе американского отделения. Параноидные кредитные карты были закрыты, одобрение маркетинговых материалов передано простым служащим, а лимит одобрения кредитных линий для состоятельных клиентов был поднят с $4 млн до $5 млн.

Кроме того, «команда обновления» создала совет финансовых консультантов, замкнутый напрямую на Маккэнна. Первым главой совета был избран Мартин Хальбфингер, брокер, управлявший активами на $3 млрд. В рамках совета ответ на любую жалобу должен был поступать в течение дня. «Раньше существовала просто черная дыра, куда мы отправляли свои жалобы, и теперь мы с удивлением увидели, что все изменилось», — рассказывает Хальбфингер.

«Люди не верили мне, когда я отвечал на их письма или звонки с жалобами. Некоторые даже вешали трубку, думая, что это розыгрыш», — рассказывает Маккэнн.

Через 99 дней после этой встречи в Готэм Холле новое руководство американского отделения представило сверхамбициозную стратегию: жесткий фокус на состоятельных и крайне состоятельных клиентах в 25 крупнейших городах США, ориентация на клиентов и акцент на финансовых консультациях. «Было невероятно важно четко донести это послание», — подчеркивает Маккэнн.

Вскоре выяснилась еще одна вещь. Маккэнн не терпит халтурщиков. Каждому, кто приносил выплат и комиссионных меньше чем $250 000 в год, сокращали зарплату. Недавно американское подразделение UBS преодолело средний порог в $325 000.

Маккэнн также начал борьбу против раздувания штатов. Он стал закрывать некоторые отделы, объединять другие и убирать целые уровни руководства, включая, например, 25 управляющих директоров. Количество служащих, не занимающихся финансовым консалтингом, было сокращено с 11 200 в начале 2009 года до 9191 в 2020-м. Соотношение административных расходов и операционной прибыли снизилось до 87% по сравнению со 100% четырехгодичной давности.

Для того чтобы запустить приток активов, Маккэнн занялся агрессивным рекрутированием консультантов, предлагая им большие подъемные. Только в 2020 году UBS потратил $679 млн на привлечение новых брокеров. «Это 10% от годовой чистой прибыли всего подразделения Маккэнна. Сразу видно, какое значение он придает набору нужных сотрудников», — объясняет Алоис Пиркер, аналитик бостонской Aite Group.

Действия топ-менеджера шли вразрез с принятым в отрасли подходом «набирай как можно больше людей». Маккэнн использует 7000 финансовых консультантов. Для сравнения, у каждого из таких банков, как Bank of America Merrill Lynch, Morgan Stanley и Wells Fargo, от 15 000 до 18 000 консультантов. Однако сотрудники Маккэнна обладают высочайшей квалификацией, средний брокер здесь приносит около $1 млн ежегодной прибыли, в то время как у Morgan Stanley — $848 000, а у Wells Fargo — $865 000.

Только на прежнем месте работы Маккэнна — в Bank of America Merrill Lynch — средняя результативность брокеров может сравниться с UBS.

По словам Брэда Хинтца, аналитика Sandord C. Bernstein, «UBS ищет лучших консультантов и считает, что качество важнее количества».

И этот принцип работает. Только в США приток активов за последние два года достиг $36 млрд, а в 2020 году подразделение Маккэнна добилось рекордной доналоговой прибыли в $873 млн, что свидетельствует о росте показателя на 40%. Результаты 2020 года должны быть еще лучше. Отток был остановлен и снизился с 15,3% в 2009 году до 2,2% в 2020-м.

Маккэнн был вознагражден за свой успех. Теперь он член правления UBS и занимает второе место в списке самых высокооплачиваемых руководителей банка — в прошлом году он заработал $9,4 млн, больше получил только Эрмотти.

Маккэнн уже не просто руководит брокерами в UBS. Эрмотти поручил ему руководство всеми инвестиционно-банковскими услугами и управлением активами в США. Однако никому, кажется, не приходит в голову, что уроженец Питтсбурга Маккэнн, который на два года старше Эрмотти, может лелеять амбицию возглавить огромный швейцарский банк. С учетом того, какое значение UBS придает руководству активами состоятельных лиц и слаженной работе заокеанского подразделения, нынешнему гендиректору UBS впору задуматься, как еще можно «задобрить» своего учителя и счастливого талисмана.

Кризис и Уолл-Стрит

Прошедшая на днях массовая акция протеста на Уолл-Стрит вновь привлекла внимание всего мира. Начавшийся на Уолл-Стрит международный финансовый кризис в 2008 году до сих «трясет» мировую экономику. Он был назван «кризисом на Уолл-Стрит», который стал негативным последствием пузыря активов, проявлением жадности, а также преступлением финансовых гигантов. Для того, чтобы спасти национальную экономику, американское правительство не жалеет никаких средств, прилагает всяческие усилия. Постоянно растущий финансовый дефицит и американский долг превратили «пузырь активов» в «финансовый пузырь», что в свою очередь положило начало долговому кризису. В связи с этим, мировая экономика оказалась в еще более затруднительном положении. По отношению к «кризису на Уолл-Стрит», это «вашингтонский кризис». Когда на Уолл-Стрит идет снег, Вашингтон покрывается инеем. Мировая экономика сталкивается с риском «второго дна».

Нужно отдавать отчет в том, что «вашингтонский кризис» отличается от «кризиса на Уолл-Стрит». Во-первых, разные «зачинщики». Главными виновниками «кризиса на Уолл-Стрит» были финансовые гиганты, а «вашингтонского кризиса» — политические структуры США и некоторые политики. Если ошибки первых неотчетливы, их можно переложить на других, то промахи вторых ясны и трудно скрываемые. Во-вторых, разный характер кризисов. «Кризис на Уолл-Стрит» носит кредитный характер, «вашингтонский кризис» — финансовый. Если при первом кризисе еще могло помочь правительство, то для решения второго сложно найти «помощников», второй кризис нанес прямой мощный удар по глобальной экономике. В-третьих, разная степень вреда от кризиса. Если позволить «вашингтонскому кризису» разразиться, то он непременно приведет к серьезной глобальной экономической катастрофе. В настоящее время «яд» американского госдолга распространяется по всему миру.

Конечно же, «вашингтонский кризис» в корне своем эволюционировал из «кризиса на Уолл-Стрит». В октябре 2008 года американское правительство выдвинуло план материальной поддержки на сумму 700 млрд. долларов США, оказав денежную помощь финансовым структурам, которые оказались в трудном положении. Этот проект по спасению рынка стал самым масштабным со времен кризиса в 30-х годах 20 века. В феврале 2009 года правительство США также выдвинуло план по стимулированию экономики в размере 787 млрд. долларов, среди которых, 35% были отданы на снижение налогов, а 65% — на инвестиции. Эта самый масштабный план расходов американского правительства со Второй мировой войны.

С начала «кризиса на Уолл-Стрит», несколько раундов политики «количественного послабления» США уже способствовали образованию огромного «финансового пузыря». Согласно некоторым прогнозам, «финансовый пузырь» более чем в 20 раз превысит стоимость активов в первоначальный период «кризиса на Уолл-Стрит».

Китай является самым крупным держателем американского долга. От «кризиса на Уолл-Стрит» и до «вашингтонского кризиса» КНР является одной из «жертв», часть экономической выгоды «исчезла» в процессе. Кроме того, нынешняя продажа США оружия Тайваню в очередной раз нанесла серьезный удар по коренным интересам КНР. Китайцы постоянно задаются вопросом о том, какой позиции Штаты придерживаются по отношению к Китаю?!

Брокеры бинарных опционов с бонусами за регистрацию:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место, лидер рынка на протяжении 4х лет! Бесплатное обучение для новичков. Заберите свой бонус за регистрацию:

Добавить комментарий