Почему рубль падает причины и последствия

Рейтинг самых лучших платформ с бинарными опционами за 2020 год:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место, лидер рынка на протяжении 4х лет! Бесплатное обучение для новичков. Заберите свой бонус за регистрацию:

Почему падает рубль, будет ли финансовый кризис и какие товары подорожают? Экономисты — о последствиях обвала цен на нефть

В понедельник, 9 марта, цены на нефть упали более чем на 30 %. Это произошло после провала переговоров ОПЕК и России о сокращении добычи нефти. Ситуация повлияла и на рубль: официальный курс евро на 11 марта — почти 82 рубля, а доллара — более 72 рублей.

«Бумага» поговорила с экономистами из Высшей школы экономики и Российской экономической школы о том, что будет с рублем и стоит ли ждать финансовый кризис.

Почему падает курс рубля и вырастут ли цены?

Максим Буев

проректор по стратегическому развитию РЭШ

— Курс рубля падает, потому что упала цена на нефть, причем упала сильно — на 31 %. Такого не было с 1991 года. Причина — в замедлении мировой экономики из-за распространения эпидемии коронавируса, а также в срыве сделки России со странами ОПЕК.

Всё вместе привело к обвалу на фондовых рынках: американский и британский рынки в понедельник упали на 8 % — самое большое падение за один день с 2008 года. Но бывало и хуже — в 1987 году, когда рынки за два последовательных дня упали на 23 %.

Чтобы понять, почему падение началось именно сейчас, нужно смотреть, что происходило в последнее время. Основная экономика мира — США — растет уже 11 лет, такого беспрецедентного роста без спадов не было за всю историю. Чем дальше это продолжалось, тем больше накапливалось страхов: ведь раньше всё рано или поздно заканчивалось крахом, значит и сейчас должно упасть.

Появились плохие прогнозы прибылей компаний, а потом возник коронавирус. Еще мы с ОПЕК подлили масла в огонь — наши разногласия с Саудовской Аравией грозят полноценной ценовой войной на рынке предложения нефти. Это всё, однако, не пресловутый «черный лебедь» (неожиданное событие со значительными последствиями — прим. «Бумаги»): всем известно, как эпидемии и угроза ценовых войн могут повлиять на экономику. Но сочетание страхов усилило эффект.

[Для российского потребителя] нынешняя ситуация, конечно, плохая. Импортные товары, которые покупают в долларах, станут дороже в рублевом эквиваленте. То есть если вы хотите купить новый айфон, это стоит сделать сейчас, пока на прилавках или в запасах у магазинов есть гаджеты по старой цене. Выезд за границу и товары долгосрочного потребления, не производимые внутри России (вроде машин, холодильников и так далее), тоже подорожают. Это всё напомнит 2008 год.

Какого брокера бинарных опционов выбрать?
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место, лидер рынка на протяжении 4х лет! Бесплатное обучение для новичков. Заберите свой бонус за регистрацию:

При этом сейчас гораздо более стабильная экономика. К примеру, за последние шесть лет корпорации и домохозяйства смогли избавиться от основной массы долгов в валюте. В 2008-м году такие долги были, и обслуживать их в валюте становилось в несколько раз дороже. Плюс у нас сейчас есть гарантии Центробанка, что позволяет избежать банковской паники.

Наконец, изменилась сама политика ЦБ в отношении обменного курса. Курс теперь меняется свободно, не заставляя ЦБ тратить излишние валютные резервы для его искусственного сдерживания. По сути, курс — это наш буфер против внешних шоков. Во второй половине 2020 года падение цен на нефть привело к опустошению резервов Центробанка на треть. Сейчас подобного не произойдет. Но и импортные товары станут быстрее дорожать.

Александр Скоробогатов

профессор департамента экономики НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге

— Я не открою Америку, если скажу, что последние изменения цены нефти, [которые, в свою очередь, повлияли на курс рубля], связаны с тем, что Россия не договорилась о продолжении сделки со странами ОПЕК. Ведь любая цена зависит от соотношения спроса и предложения: если при заданном спросе мы, предположим, сокращаем предложение, то цена растет.

В данном случае речь как раз шла об ограничении добычи нефти со стороны стран, на которых приходится львиная доля этой добычи и продаж на мировом рынке. Арабские страны предлагали еще больше сократить добычу, наша страна не приняла это предложение, и в результате все отказались продолжать даже те соглашения, которые были. Теперь рынок, ожидая навеса предложения и падения цен, заблаговременно реагирует распродажами.

К тому же коронавирус спровоцировал спад на рынках по всему миру. Это вызвало ожидание кризиса. И спекулянты на фондовых рынках, и инвесторы, и бизнесмены стали опасаться того, что это может вызвать серьезный кризис, подобный тому, что был 12 лет назад.

У людей логично возник вопрос, в чем хранить свои сбережения. Многие инвесторы переложились в доллар из рублей или активов, номинированных в рубли (например, облигаций). Из-за взаимодействия спроса и предложения (спрос на рубли упал), курс рубля стал обесцениваться.

То, что сейчас происходит на фондовых рынках, уже вполне сравнимо [с ситуацией] в 2008 – 2009 годах, когда был предыдущий кризис. Но если брать конкретно обвал нефти, то обвал был и в 2020-м, и в 2020 году.

Так как рубль подешевел, то все ожидают в первую очередь роста цен на потребительские товары, которые покупают за валюту или в производстве которых используются импортные составляющие. Хотя, по сравнению с 2008 годом, определенные положительные сдвиги в нашей экономике есть: накоплена финансовая подушка, долг России очень умеренный. В данной ситуации положение нашей страны выглядит более прочным, чем положение других, даже развитых стран.

Это уже кризис? Как долго экономика не вернется в привычное состояние?

Максим Буев

проректор по стратегическому развитию РЭШ

— Пока есть обвал на фондовых рынках. Съехал курс рубля к доллару, но это даже не валютный кризис: у ЦБ нет прямых обязательств держать курс, из последних сил тратить на это резервы. Тем более нет предпосылок, чтобы ситуация переросла в полномасштабный финансовый кризис с банкротством заемщиков и банков, когда государству нужно тратить бюджетные деньги на спасение банковской системы.

Сам масштаб обвала на фондовых рынках — точно знаковое событие для современного поколения финансистов: такого давно не было. Вопрос в том, насколько нерациональна реакция рынков, — они всегда перегибают палку, но дыма без огня не бывает.

В [провале переговоров России и ОПЕК] лично мне хочется видеть рациональное зерно и верить, что у России последствия были просчитаны, есть долгосрочная стратегия. Из-за коронавируса нормальное функционирование экономик уже сорвано, спрос на нефть упал, падает ее цена. У нас появилась возможность подтолкнуть нефть и фондовые рынки вниз. Зачем? Это в первую очередь приведет к затруднению у наших конкурентов — производителей сланцевой нефти в США. Они сильно закредитованы, и обвал цен на нефть и фондовых рынков многих поставит на грань банкротства. В то же время, во время бардака на рынках все на какой-то момент забудут про введение новых санкций против российских компаний, про суд на сбитым самолетом в Гааге и так далее. Мы выиграем время.

Альтернативная точка зрения в том, что провал сделки — жуткая некомпетентность. Возможно, наши переговорщики просто пошли на поводу у [главы «Роснефти» Игоря] Сечина, который выступал против нее и давно хочет прижать сланцевиков. Возможно, мы переборщили и просто не ожидали такой реакции фондовых рынков.

Как бы там ни было, в ближайшее время рубль не вернется к прежнему уровню: доллара за 66 рублей пока не будет. Цены на нефть упали, и из-за коронавируса и ценовой войны России с Саудовской Аравией в скором времени сильно не вырастут.

Но к войне с саудитами мы готовы лучше, чем в 2020 году. Тогда у нас было меньше валютных резервов, наша экономика была сильнее закредитована в валюте. Некоторые даже уже говорят о том, что Саудовской Аравии надо искать способ спасти лицо в потасовке с Россией. Так что полномасштабного кризиса не должно быть. Но понятно, что эта история надолго.

Однако также понятно и то, что спокойствие за экономику в целом не означает, что конкретным людям будет хорошо. Помимо хороших фундаментальных макроэкономических показателей, мы находимся в затяжном структурном кризисе, стагнируем. В каком-то смысле вниз лететь некуда: когда ползаешь по дну, про обвал говорить странно.

Александр Скоробогатов

профессор департамента экономики НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге

— О полномасштабном кризисе стоит судить прежде всего по статистике выпуска и занятости. Пока то, что мы наблюдаем, отражает положение финансовых рынков. Но бывает такое, что происходящее на финансовых рынках не отражает ситуации в реальном секторе и производстве. Когда мы увидим, что меняются сами данные по выпуску, производству, безработице, то это нечто большее, чем просто обвал на фондовом рынке.

То, что всё вернется на круги своя, мне кажется точным. Даже если будет полномасштабный кризис, прошлое показывает, что всё возвращается к своим ценам и дальше происходит рост. Но когда это произойдет — вопрос. Часто кризисы длятся полгода-год. Хотя в прошлом были и длиннее: самый продолжительный кризис — Великая депрессия в США — фактически продолжался 10 лет.

Естественно, на бизнесе происходящее также отразится. Если мы возьмем цену нефти, то тут можно вспомнить, что львиная доля нашего экспорта — нефть. Значит, наши экспортеры продают ее по более низким ценам. А это сказывается на их выручке и прибыли. С экспортом нефти связаны и другие товары, которые мы продаем, — тот же самый газ. То есть происходящее влияет и на потенциальную выручку от продажи газа, который подешевел еще до нефти.

Падение выручки наших экспортеров влияет и на бизнес, который связан с ними. Например, если прибыль «Лукойла» падает, то и расходует он меньше. А это, в свою очередь, влияет на бизнесы, связанные с «Лукойлом».

При этом падение курса рубля также может влиять и на укрепление позиции наших экспортеров. Это частично сглаживает падение цен на нефть.

Что делает Россия, чтобы справиться с обвалом? Чем ситуация отличается от предыдущих падений рубля?

Максим Буев

проректор по стратегическому развитию РЭШ

— Предыдущие три ярких эпизода [обвала российской валюты] недавнего времени — это 2020-й, конец 2020 года, и, конечно, до этого был 2008 год, [когда начался мировой экономический кризис].

Есть разница между тем, что происходит сейчас, и тем, что было ранее. Тогда были девальвации — то есть неспособность курса, зафиксированного в некотором коридоре, там и остаться. Центробанк формально принимал на себя обязательства держать курс в этих рамках. Однако из-за внешних шоков, давления, ЦБ каждый раз сдавался: расширял границы коридора. Рубль выползал на новые уровни. Если бы этого не произошло, то наше государство осталось бы без валюты. А мы без валюты уже были в 1998 году — никому не понравилось.

То, что происходит сейчас [с падением курса рубля], — реакция абсолютно гибкого курса [валюты] на изменение рыночных условий, спроса и избытка предложения на рынке нефти, от которого наша экономика всё еще сильно зависит. Но теперь курс выступает буфером или губкой, абсорбируя внешний шок на себя. Доллар дорожает, но теперь у Центробанка нет обязательств за пределами бюджетного правила поддерживать стабильность валюты как таковую. Есть лишь обязательство сглаживать рывки в изменении курса и таргетировать инфляцию, чтобы она не вышла за пределы 4 %. По отношению к рублю Центробанк в принципе может ничего не делать: дать рублю обвалиться, а потом снова подскочить. То, что курс лихорадит, — это неприятно, но в целом не критично.

Это, однако, может привести к инфляции цен на импорт. Если Центробанк отреагирует на него повышением процентной ставки, то это усугубит положение в экономике: и кредиты, и ипотека в рублях станут дороже. Если этого не будет, то мы обойдемся малой кровью.

На дальнейшее развитие экономики будет влиять то, что будет с коронавирусом. Некоторые страны, например Италия, достаточно жестко реагируют на распространение эпидемии, закрывают границы. Другие страны вроде Великобритании пока (интервью было взято 9 марта — прим. «Бумаги») не вводят таких драконовских мер. Но, конечно, это всё ведет к срыву туризма, торговли, доходов авиакомпаний, в целом замедлению экономики. Что будет дальше, сказать сложно. Те, кто сумеет выйти из этой ситуации с минимальными потерями, будут в лучшей позиции для того, чтобы заявлять о себе потом на международных рынках.

Александр Скоробогатов

профессор департамента экономики НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге

— Наше государство, как и раньше, решило влиять на курс рубля, покупая и продавая валюту. В данном случае, если государство решит, что курс дешевеет слишком сильно, оно будет продавать валюту, чтобы поддерживать спрос.

В кризисных условиях развитые страны обычно проводят антициклическую политику, то есть, с одной стороны, увеличивают расходы, а с другой — проводят мягкую денежную политику, то есть понижают ставки, делают кредитные ресурсы более доступными. Это стимулирует экономику в условиях, когда она испытывает кризисные тенденции. Такого рода политика, вероятно, будет проводиться и сейчас.

При этом эффект от такой политики с годами становится всё слабее, что мы видим на примере западных стран. В Евросоюзе, например, ставки зачастую достигают нулевых или отрицательных значений. А это как раз результат проведения стимулирующей денежной политики в прошлые годы.

Чем россиянам грозит нефтевалютный кризис-2020

У нас опять финансовый кризис. Продолжается резкое падение рубля по отношению к евро и доллару, вниз летят акции российских компаний.

По ряду версий связано это с выходом России из нефтяной сделки в ОПЕК+, на выходе, по некоторым данным, настояли нефтяники. Однако не все аналитики согласны именно с такой трактовкой событий.

Есть версия, что на сегодняшний день и ОПЕК, и ОПЕК+ мало влияют на нефтяную конъюнктуру, максимум — в пределах пяти процентов. При этом претендуя на статус главного контролирующего нефтяные цены конгломерата. Падение в свою очередь сопряжено с паникой по поводу коронавируса и закрытием множества производств на карантин.

Кто виноват в кризисе-2020?

Особенно это касается Китая, где на сегодняшний день производится и собирается масса самой разнообразной продукции. От цемента до смартфонов. По всей видимости, паника все же дошла до некоего психологического порога и выплеснулась в конкретные цифры.

В частности, «курс доллара превысил 74,4 руб., курс евро — 85. На закрытии предыдущих торгов, в пятницу, доллар стоил 68,5 рублей, а евро — около 80 рублей. На торгах в Лондоне бумаги российских компаний обрушились от 9 до 26%».

С другой стороны, кажется, не только российская экономика и нефтяная промышленность несёт убытки.

Так, эксперты издания Bloomberg пишут о том, что «вызванная Саудовской Аравией война цен на нефть и сокращение спроса из-за коронавируса, вероятно, окажутся катастрофическими для американских сланцевых бурильщиков, таких как Chesapeake (CHK) и Whiting (WLL), которые уже торговались на проблемных уровнях».

Американские аналитики при этом опасаются, что всё только начнется со сланцевой нефти, а затем по принципу домино нанесёт существенные удары по американской промышленности в целом.

Что характерно, эксперты издания «Блумберг» в большей степени обвиняют Саудовскую Аравию, не упоминая ни Сечина, ни Россию в качестве виновников кризиса.

Российские экономисты в свою очередь не склонны к паническим настроениям.

Например, по словам Натальи Орловой, главного экономиста «Альфа-банка», «пока рынки просто отыграли развал сделки ОПЕК+, и рубль снизился соответственно. Но непонятно, насколько это падение будет длительным. Думаю, мало кто всерьез закладывает на нефть по $30 за баррель.

Не исключено, что уже через несколько дней на цену повлияют другие факторы. Например, рынки могут оценить, что снижение цены на нефть дает поддержку экономике Китая и нивелирует негативные последствия от эпидемии коронавируса. Минфин уже обещал продавать валюту, что поддержит курс рубля».

Что говорят о кризисе эксперты

  • Главный экономист «Сбербанка» Антон Струченевский назвал такую реакцию рынка скорее «эмоциональной» и выразил надежду, что через какое-то время цены и отношения курсов вернутся к некоему «разумному балансу». Соглашается с ним и Олег Шибанов, директор финансового центра «Сколково — РЭШ», который говорит о том, что сейчас рынок выглядит «относительно равновесным», хотя и не исключает дальнейших колебаний.
  • Главный аналитик «БКС премьер» Антон Покатович в свою очередь предупреждает, что после разрыва отношений с ОПЕК+ на мировой рынок может вернуться, а фактически уже вернулось такое явление, как «ценовые войны». И прогнозирование по состоянию нефтяного рынка теперь будет осуществляться значительно сложение. Да и сама ситуация на этом рынке будет куда менее предсказуемой.
  • Главный аналитик «Росбанка» Евгений Кошелев прогнозирует, что «в ближайшие дни курс рубля может скакать в диапазоне 72-78 руб. за доллар. Инфляция будет ускоряться быстрее прогнозов — возврат к целевым 4% на конец 2020 г. стал выглядеть реальным. Также появляется вероятность повышения ключевой ставки, но для ее прогноза пока слишком мало вводных: какой будет динамика цен на нефть в ближайшее время, как быстро инвесторы будут выходить из активов».
  • Аналитик «Нордеа банка» Татьяна Евдокимова из тех экспертов, которые связывают нынешний биржевой и нефтяной кризис с коронавирусом. По её мнению, пока не случится явного замедления распространения эпидемии, цены на нефть будут падать, а рынки «лихорадить».
  • Начальник дилингового центра «Металлинвестбанка» Сергей Романчук подчеркнул, что паника на российском рынке начнется уже завтра.

Впрочем, экономисты говорят и о том, что у государства есть резервы, чтобы как минимум смягчить кризис. Олег Вьюгин, бывший зампредседателя Центробанка, заявляет:

«Спад активности будет. В пределах 0,5 п. п. ВВП. Если Минфин будет действовать строго в соответствии с бюджетным правилом, продавая валюту при среднемесячной цене барреля ниже $42, то курс после просадки вернется к уровням 68-69 руб. за доллар. Но акции отечественных компаний после обвала на прежние уровни не вернутся до тех пор, пока цены на нефть не восстановятся до $60 за баррель».

В общем так или иначе, но многие эксперты ждут и указывают на неизбежность восстановления цен на нефть, а также на то, что у России есть ресурсы пройти этот кризис «мягко», без особо тяжелых последствий. С другой стороны, в ближайшие несколько дней, кажется, панические настроения будут только распространяться.

Что грозит обычным россиянам?

В ближайшее время может измениться стоимость импортных товаров и поездок за границу.

Такое мнение высказал профессор факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков. По его словам, радикального подорожания товаров первой необходимости не ожидается.

Аналитик отметил, что скорее всего падение рубля окажет негативное влияние на цену импортных товаров и стоимость поездок за границу. «Посмотрим, как справится с инфляцией ЦБ, но для него это станет серьезным испытанием», — приводит его слова издание «Вечерняя Москва».

Главный фактор влияния на ситуацию — это отсутствие соглашения с ОПЕК, считает Юденков.

«Коронавирус, падение мировых индексов, усиливающееся санкционное давление тоже льют воду на мельницу снижения», — подытожил эксперт.

Разрыв ОПЕК + привел к тому, что:

  • цена нефти марки Brent упала до $31,5;
  • курс рубля снизился к доллару до 72,5 и к евро до 82,7 на фоне падения нефтяных котировок;
  • нефтяные котировки обрушились почти на 30% после поступления новостей о том, что участники ОПЕК+ не смогли продлить договорённости по сокращению добычи;
  • падение нефтяных цен стало сильнейшим с 1991 года, когда была война в Персидском заливе;
  • Goldman Sachs допустил снижение цены на нефть до $20 за баррель.

Чем и когда закончится кризис

«Вот ориентиры на две недели. Нефть вернется за 40, рубль — будет ниже 70, и дальше все разрешат переговоры президента Путина и короля Салмана ибн Абдул-Азиз Аль Сауда. Потом подключится ОПЕК+», — пишет Марат Башаров.

«Мы с большой вероятностью еще услышим и про контрскидки. И что существующий на момент, когда услышим, ценник в условные 25 долларов для нас высоковат. И что продолжать игру со своей стороны мы будем столько, сколько сочтем целесообразным, а выходить из нее будем на своих и только на своих условиях», — пишут авторы «Адеквата» о поведении российских нефтяников и их готовности к кризису.

«Каждому из этих залпов будет свое время: мгновенно конкурентов не утоптать. А для начала вполне довольно показать из-под полы полный патронташ, что, собственно, и делается», — заключают они.

Двойной удар по рублю. Почему обвалилась российская валюта и когда курс придет в норму

Анна Старицкая, Василиса Андреева, Екатерина Андронова

На фоне пандемии коронавируса и разрыва нефтяной сделки ОПЕК+ рубль стал вторым в мире по волатильности. Снижение курса, рассчитанное по ценам трехмесячных торгов составило 24,9%. У мексиканского песо показатель чуть хуже — 26,5%, пишет РБК.

18 марта из-за обвала нефтяных цен до уровня 15-летнего минимума — 25 долларов за баррель — российская валюта просела более, чем на пять рублей за дневную биржевую сессию. Впервые с 2020 года доллар превысил отметку в 80 рублей. Подняться выше он не смог из-за ограничения Московской биржи по числу заявок. При этом евро подорожал до 88 рублей. Утром 19 марта доллар торговался по 81 рублю, евро — по 89.

По мнению опрошенных изданием экспертов, на ослабление рубля могли повлиять не нефтяные цены, а возможный уход с рынка иностранных инвесторов. Которые в условиях падения ликвидности на зарубежных рынках хотят сосредоточиться на более стабильных активах. Глава Минфина Антон Силуанов уже предупредил, что в 2020 году бюджет России будет дефицитным.

Повышение цен на нефть возможно, если ФРС предпримет дополнительные меры для снижения дефицита американской валюты, появится положительная динамика в ситуации с коронавирусом и до окончания действия старого появится новое соглашение ОПЕК+. Тогда курс может опуститься до 72-75 рублей за доллар. Если этого не произойдет, считает старший вице-президент МКБ Эрик Де Бошам доллар будет стоить около 80 рублей.

Пока никаких действий Центробанка, чтобы сдержать курс, не было. После обрушения рынков в начале марта регулятор прекратил покупки валюты, перейдя к продаже. Но объемы были небольшими — примерно на 3,6 миллиарда рублей ежедневно, правда 16 марта сумма увеличивалась до 5,5 миллиарда рублей.

«Участники рынка не понимают, почему регулятор ничего не делает, это приводит к лишней панике, и у рынка может сложиться впечатление, что Банк России хочет, чтобы курс доллара был выше», — поделился опасениями руководитель операций на валютном и денежном рынках Металлинвестбанка Сергей Романчук.

20 марта в Центробанке пройдет заседание совета директоров, на котором регулятору предстоит принять решение по ключевой ставке. В марте ФРС США смягчила финансовую политику, снизив показатель с 1,5-1,75% до 0-0,25%. Накануне независимый экономический эксперт Антон Шабанов сообщил «360», что большинство аналитиков не ждут, что ЦБ решится поднимать ключевую ставку. Однако, это мнение разделают не все. Опрошенные РБК эксперты не исключают, что она может подняться до 6,5-7% и даже 9-12%.

Нефть и обвалы рынков

Профессор ВШЭ Евгений Коган пояснил «360», что на курс рубля влияют два фактора. Первый — ценовая война, которую Саудовская Аравия развязала на рынке нефти. Продажи топлива марки Brent по 25-26 долларов за баррель, а Urals по 20-22 доллара едва покрывают себестоимость ее добычи. Именно этот фактор приведет к дефициту бюджета.

Источник фото: РИА «Новости»

«Уже сейчас цена на нефть такова, что не позволяет большинству производителей быть прибыльными и инвестировать в новые месторождения. Но каких-то краткосрочных ограничений для цен нет. Она может и до 20 долларов упасть и до 15. Но на горизонте года-двух цены такими оставаться не смогут, потому что добыча нефти станет нерентабельной для большинства компаний», — рассказал «360» руководитель операций на валютном и денежном рынках Металлинвестбанка Сергей Романчук.

Обвалы мировых фондовых площадок также негативно сказались на российской валюте, добавил профессор Коган. Хотя еще совсем недавно из-за огромных золотовалютных запасов, профицитного бюджета и позитивного счета торгового баланса рубль был одной из самых стабильных валют. Но одновременное наложение и взаимное усиление двух факторов сказалось на его волатильности.

«Рубль отреагировал с неким перехлестом. У нас накоплены резервы, валюта будет продаваться на внутреннем рынке. Просто она продается медленно, баланс спроса и предложений только на длинном горизонте, в несколько месяцев. Ежедневные колебания это смягчить не может», — отметил Романчук.

Когда рынки стабилизируются?

Успокоить фондовые рынки, по мнению Когана, может положительная динамика по коронавирусу, эксперт полагает, что это произойдет не ранее, чем через месяц-два. Позитивное влияние окажет наличие золотовалютных резервов и бюджетное правило. Для стабилизации курса Минфин продает валюту на торгах так же, как раньше покупал ее, не давая рублю искусственно укрепиться. Резервов у ведомства для этого хватит.

«Улучшение ситуации на нефтяном рынке? Для этого стороны должны начать переговоры. Текущий уровень цен некомфортен никому. Даже тем же саудитам, которые пытаются просто решить свои геополитические задачи выдавливанием конкурентов и так далее. Для их бюджета это тоже не очень хорошо, хотя они могут это пережить», — добавил Коган.

Источник фото: РИА «Новости»

Эксперты ожидают, что после прекращения пандемии коронавируса страны откажутся от жестких карантинных мер, сказал Романчук. Тогда спрос на рынке нефти может увеличиться, а вместе с ним поднимутся и топливные цены. Но в ближайшие месяцы ситуация вряд ли изменится.

При текущих нефтяных ценах такое значение курса валют оправдано, уверен эксперт. Но если в течение нескольких месяцев коронавирус будет побежден, то нефтяные цены смогут вернуться к 40 долларам за баррель. А значит, и доллар может опуститься поближе к отметке в 70 рублей.

Вынужденные скидки

Россия вынуждена идти на скидки от рыночной стоимости для поставки Brent в Европу и Китай. Такие же скидки делает Саудовская Аравия. И непонятно, как долго отечественные производители смогут выдерживать такие демпинговые цены.

Аналогичная ценовая война в 1980-е годы привела к крайне серьезным геополитическим последствиям. Сейчас есть надежда, что ситуация разрешится побыстрее. 16 марта стало известно, что группа из 13 американских сенаторов обратилась к принцу Саудовской Аравии Мухаммеду бин Салману, попросив его отказаться от резкого увеличения добычи нефти и демпинга. Но пока ценовая война в самом разгаре, и скачки котировок будут серьезными.

«Я думаю, мы будем видеть доллар и по 79, и по 78 рублей. А может, и по 82. Теоретически все возможно сегодня. Но не думаю, что при нефти в 25-26 долларов за баррель мы вдруг увидим доллар по 75 или 69 рублей. Многие люди говорят, что теперь впереди 100. Я бы поостерегся делать такие заявления, потому что пока у страны есть серьезные резервы», — заключил он.

Брокеры бинарных опционов с бонусами за регистрацию:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место, лидер рынка на протяжении 4х лет! Бесплатное обучение для новичков. Заберите свой бонус за регистрацию:

Добавить комментарий